1358. 422 «Пусть течет кровь из носу в мире шоу-бизнесу!»

Теленеделя с Ириной Петровской

Эта шутка, придуманная «Веселыми ребятами» самой прикольной передачей на советском ТВ, в начале 80-х годов прошлого столетия скорее проходила по разряду «их нравы», ибо шоу-бизнеса, как и секса, в Советском Союзе не было. Была целомудренная советская эстрада, решительно не заслуживающая кровопусканий. Нет, иногда, конечно, и там случались скандалы одного популярного певца посадили за драку, другая народная любимица обматерила горничную в отеле. Тогда пресса разражалась гневными фельетонами, а оскандалившиеся персонажи на некоторое время исчезали с телеэкранов, поскольку моральная нечистоплотность и телеэкран воспринимались как вещи несовместные.

И вот как меняются времена и нравы сегодня, напротив, скандал и есть главное событие для ТВ, а чтобы оставаться звездой, нужно просто вовремя предъявить скандал публике: «Круто! Ты попал на ТВ. Ты звезда! Давай народ удивим» поется в фирменной песенке «Фабрики звезд», причем каким именно способом ты попал на ТВ и чем будешь народ удивлять, не уточняется. И так понятно.

О грядущей сенсации Андрей Малахов начал предупреждать зрителей заранее: «Вы увидите два интервью, о которых завтра будет говорить вся страна». В это время все другие страны говорили о катастрофе в Японии, о гражданской войне в Ливии мало, что ли, событий вселенского масштаба происходит на нашем неспокойном шарике, от которых неуклонно смещается прежде незыблемая земная ось. Но Малахов точно знал, что земная ось нас не колышет и что наша страна будет говорить именно об этом о скандале в благородном семействе Маши Распутиной.

Семейство, правда, оказалось отнюдь не благородным и забрызгало экран даже не кровью из носу, а иной, куда более вязкой и пахучей субстанцией, смакование которой мастер своего дела Малахов растянул аж на два вечера.

Изрядно подзабытая народом Маша, которую, казалось, уже давно отпустили в Гималаи, вняв ее хриплым мольбам, материализовалась на экране в качестве несчастной матери, дочь которой «встала на тропу, как грытся так! , адову и стала, как грытся, гадить своей матери, скооперировавшись с этим псом подзаборным, как грытся, ее биологическим папашей». А она, Маша, чего только для этой «конченой негодяйки» не делала: «У нее и повар был, и няньки-мамки. Как грытся, спала на дорогих кроватях, укрывалась дорогими покрывалами». Малахов восполняет пробелы в не очень связном повествовании героини собственными проникновенными комментариями: «Будучи верующим человеком, Маша решила обратиться к Богу и отвезла дочь в монастырь». Маша подхватывает: «Я взмолилась: Господи, помоги, что мне с этой идиоткой делать?» Господь, видимо, шокированный такой небогоугодной лексикой, помогать не стал. И тогда Маша Распутина сказала дочери: «Или ты, мерзавка, со мной, или с этим, как грытся, подонком». В итоге отвернулись от «мерзавки» и Господь, и Маша, и «этот, как грытся, козел», и очутилась она в психбольнице, где ее и отловила съемочная группа. И вот уже «роскошная блондинка», превратившаяся, по выражению Малахова, в «серую мышь», просит прощения у мамы, клянет папу и обещает исправиться. Но не тут-то было. Лимит терпения мамы исчерпан: «Вот, как грытся, Бог, вот порог. Живи, как знаешь». Скупые женские слезы с жирно подведенных глаз Маша аккуратно промокнула изящным платочком.

А взволнованный Малахов, сам едва сдерживая слезы, в финале первой серии поведал публике: «Все интервью Маша Распутина мужественно держалась и старалась не заплакать. В конце она попросила выключить камеру и заплакала так, как умеют плакать только женщины в русских деревнях». Народ в студии тоже почти рыдал, но ждал продолжения.

И оно последовало. На следующий день в студию пришел тот самый «пес подзаборный» бывший муж Маши Распутиной, и тут уж программа покатилась по привычным рельсам: все орали, размахивали руками, обвиняя «биологического папашу» в инцесте, корысти и квартирном мошенничестве.

В общем, программа удалась! Рейтинг, как и ожидалось, запредельный. Зрители приобщились к заманчивому миру шоу-бизнеса и с удовлетворением констатировали, что знаменитые тоже плачут. Что стало с «непутевой дочерью», которая, по словам Малахова, исчезла из психушки, уже никого не волнует, а папаша-совратитель вроде даже готов пройти испытание на детекторе лжи, и это, без сомнения, станет еще одним событием, о котором будет говорить вся страна.

Павел Селин в программе «Последнее слово», которая переехала с воскресного дня на субботний вечер, то

Комментарии закрыты.